четверг, 6 ноября 2008 г.

Пополнение активной лексики

Активной лексикой или активным словарным запасом мы называем набор слов, которые мы можем употреблять в речи, которые крутятся на языке и которыми мы думаем. В отличие от них пассивные слова – это слова, которые мы знаем только на восприятие, но употребляем редко или вообще не употребляем. Данная оппозиция становиться особенно заметна при изучении иностранного языка.

1. Обычно человек подходит к изучению иностранного языка как к копированию свого языка в некую нестандартную форму. Свои звуки, в чужие звуки, свои слова в чужие слова, свои предложения в чужие предложения и пр. Отсюда мы имеем часто встречающиеся проблемы: акцент, неправильное употребление слов (скажем глаголов с другим управлением), неправильное построение предложения и пр. Как никто классическая мнемоника повторяет и даже усугубляет эту ошибку. Ведь основной способ классической мнемоники это найти сходное по звучанию с иностранным словом русское слово и сделать визуальную связь между образами денотатов этих слов. Например: beak (англ.) – клюв, переходит в «Клювом стащить БИКини». В результате копирования всех слов родного языка в иностранную модель получаем некий торт со свечами, где огонь свечей это модель иностранного языка (см. рисунок 1).


Рисунок 1. Копия одного языка в другой

2. Как видно из рисунка, чтобы сказать что-то по-английски нам перед этим придется сказать это по-русски. Ведь у русских слов есть родные связи, у английских же они пока зачаточные, но зато связь между словами разных языков обозначающих одни понятия сильна. То же можно перенести на звуки, на предложения и пр. И даже вне языка происходит схожий процесс, ибо человек стремиться к пониманию, а понять значит сказать незнакомое знакомыми словами.
3. А без понимания невозможно и мышление, как мыслить словами, которые не связаны напрямую с понятиями, а лишь опосредованно через слова другого языка. Вот почему сначала возникает языковой барьер в речи, а потом в мышлении. Ведь родной язык – это копия реальности, а иностранный язык всего лишь копия родного языка, копия с копии.
4. Но ведь возможно и другое понимание: накопить незнакомого достаточно, чтобы оно само себя объясняло. А иначе вообще возникло знакомое? В этом, кстати, и заключается концепция Делеза, согласно которой смысл рождается из нонсенса, парадокса. Представим себе, как мы забываем родной язык и начинаем учить язык как младенец, узнавая названия предметов действий связывая их некоторой семантикой. Это подобно нити, которую мы наматываем на клубок, в отличие от торта со свечками. То есть мы плетем совершенно новый клубок по своим правилам, забывая о первом клубке, но, не забывая о реальном мире и его отношениях (см. рисунок 2).


Рисунок 2. Два независимых языка

5. Эффект «торта» большое препятствие для пополнения активной лексики, но не единственное. Рассмотрим вариант, когда мы учим иностранный язык, но при этом свой не помним. Тогда нам однозначно придется наматывать клубок, но как потом найти слово в клубке языке? Слово связанно с другими словами семантическими связями, но порой этих связей столько, что лучше не искать среди них нужное слово, а употребить другое, или вообще объясниться жестами. Что не редкость при общении студента с иностранцем, ведь иностранец не дурак, он поймет как бы мы не сказали с акцентом или перевернув слова в предложении, да вот только это «ухо режет».
6. Как же находить нужные слова? Ведь в родном языке мы их находим достаточно быстро. Чего нет в новом клубке, но есть в старом? Организации. Рассмотрим отрывок из книги Хофмана «Активная память:
«…При семантической организации списков понятий наиболее эффективной оказывается иерархическая организация. При прочих равных условиях она приводит к отчетливому снижению когнитивных затрат и увеличению эффективности припоминания. На рис. 166 показана иерархическая организация списка понятий, использованная в эксперименте Андервуда, Шоугнесси и Циммермана [1974]. На самом низком уровне понятия каждой категории упорядочены по степени типичности. Затем они делятся на виды животных, растений и т. д.; на самом верхнем уровне понятия сгруппированы по признаку одушевленности и неодушевленности. Путем трансформации этого исходного списка, последовательно разрушающей один уровень иерархии за другим, были составлены еще 4 списка. Вначале была нарушена организация на самом низком уровне, то есть по степени типичности, затем — в группах птиц и рыб, фруктов и цветов и т. п. Далее была устранена организация на уровне групп животных, растении, напитков и минералов. Наконец, в последнем списке отсутствовала всякая организация материала. Таким образом, были получены 5 списков, в которых организация элементов варьировала от строго иерархической до совершенно случайной. На рис. 167 показана зависимость среднего числа необходимых для безошибочного воспроизведения повторений от числа интактных уровней иерархии. Иерархическая связь между семантически объединенными последовательностями стимулов создает максимально благоприятные условия для восприятия и запоминания соответствующей информации [см. также: Zimmer, 1976]…»



7. Приведенный эксперимент доказывает, что слова кроме семантических связей должны иметь организационные, скорее даже так: часть семантических связей должны быть организационными. На практике это означает, что при изучении новых слов, надо привязывать их не только к контексту, то есть к реальности, денотатам, но также к группирующим словам, не относящимся к контексту.


Рисунок 3. Иерархическая организация языка

8. На рисунке 3 изображена схема языка с иерархической организацией. Каждый вышестоящий слой группирует нижестоящий. Причем группировка не обязательно таксономическая, то есть обобщающая. Группировка может быть по цвету, вкусу, или форме, по отношению честь-целое и пр. Причем одно и тоже слово может быть сгруппировано несколько раз разными группировками (см. рисунок 4). Но идеальный вариант предполагает одну главную группировку.


Рисунок 4. Двойная группировка

9. Как помогает группировка переносить слова в активную память? Дело в том, что всякий раз, когда мы собираемся сформулировать мысль в словах, нам нужно подобрать нужное слово, при этом выбрать его из общего списка слов, которые мы знаем. Один из законов памяти гласит: время, затрачиваемое на выбор элемента из списка памяти, пропорционально количеству элементов в списке. Предположим, что мы знаем 10000 слов и на выбор одного слова из одного требуется 0,1 сек. Значит на выбор слова из 10000 слов мы затратим 1000 сек. Это не очень удобно, скорее всего такой выбор никогда не состоится, ибо вряд ли кто-то будет стоять и вспоминать слово 20 мин. Если же слова сгруппировать в 100 групп по 100 слов в каждой, мы затратим 10 сек. на выбор группы и 10 сек. на выбор слова, итого 20 сек. А если мы сгруппируем слова в 4 уровня – 10x10x10x10, то затраты сократятся до 4 сек.
10. Нельзя только провести границу между словами активной лексики и пассивной. Но можно утверждать, что если на выбор некого слова тратиться времени менее некой пороговой величины то слово становится активным, потому как мы просто можем его быстро употребить не раздумывая.

4 комментария:

Drujka комментирует...

У вас какие-нибудь практические наработки по изучению английского языка? В частности, для задачи запоминания большого количества слов (от 500 в день) в пассивный словарь?

Что касается идеи составления иерархий для перевода слов в активный словарь, то эта идея кажется мне абсолютно утопической. То есть она может работать, в областях со строго нормированной лекскиой. Например в примитивной технической документации. Или в областях сущностью которых является классификация. Например в ботанике. Но попробуйте открыть философский словарь, и составить иерархию в которой найдется правильное место для всех слов. Эта задача не под силу научному сообществу, не то что одиночке-энутузиасту. Связи между словами в процессе запоминания образуются естественным образом сами, и чем больше слов вы помните, тем больше связей и быстрее скорость припоминания. А у вас в статье кстати сказано наоброт, что дескать время припоминания прямо пропорцианально количеству известных слов. Скороее оно обратно пропорционально.

Язык человека, состоит не из строгих нормированных систем, а из шаблонов. В этих шаблонах могут быть какие угодно исключения (те же неправильные глаголы), но именно знание этих шаблонов и помогает развить активную лексику. Ключ как мне кажется лежит, в банальной практике. В наработке знания шаблонов, расхожих выражений, идиом, типичных обротов речи.

Aroan комментирует...

У меня есть пока одна практическая наработка заслуживающая внимания, я ее называю Город Языка. Суть ее сводится к построению этой самой иерархии. Причем в качестве узлов иерархии выступают места в воображаемом Городе. Сама техника достаточно замысловата, я все никак не выкрою время чтобы ее описать в полном объеме. Но когда-нибудь я соберусь и сделаю это. Если вас интересуют скоростное запоминание, то можно трансформировать данный Город в Шаблонный Город и тогда вы сможете достичь скорости даже больше чем 500 слов в день.

Вы не совсем правильно понимаете идею иерархии и видимо в этом моя вина. В виде философского дерева категорий она действительно утопична. Но в задачу мнемоники не входит философская классификация. Вернее - это всего лишь один и способов сжать информацию. И как вы правильно сказали это проходит только в ботанике и дригих схожих областях. Что же касается мнемоники, то сам факт разнесения информации по полочкам уже дает свой результат, независимо от его логической правильности.

Если вас интересует самая эта иерархическая разбивка, то вы найдете подробный разбор этой идеи в книге Умберто Эко "Поиски совершенного языка в европейской культуре". В любом случае рекомендую эту книгу всем кто увлекается мнемоникой и лингвистикой.

То что естественный язык - это набор шаблонов, а не строгая иерархия, бесспорно. Вопрос в другом, как упростить и ускорить выращиваение этих шаблонов в могзу. Если человек изо дня в день практикуется в английском, то рано или поздно он будет говорить. Мнемоника же заключается в том, чтобы он заговорил рано, а не поздно.

Анонимный комментирует...

А как соотносится расположение слова в вашем Городе языка с классификационной принадлежностью этого слова? Допустим, и вы об этом сами писали, одно и то же слово можно отнести к нескольким группам. Смотря по какому признаку классифицируем. В терминологии Города это означает, что один и тот же предмет, обозначающий слово и значение его должен находиться одновременно в нескольких зданиях? Вы этот предмет в этом случае дублируете или принудительно помещаете только в одно здание?

Aroan комментирует...

Я дублирую каждое значение. Чем больше связей тем лучше.