четверг, 27 сентября 2007 г.

Что такое мнемоника?

Единого понимания мнемоники в настоящий момент не существует. И это не удивительно, так как официальная наука на протяжении многих лет умеренно игнорировала мнемонику и все что ей сродни. Мы постараемся раскрыть мнемонику с разных сторон.

1. Мнемоника в настоящее время понимается как некий набор правил и приемов помогающих запоминать нужные сведения, а также область знаний заведующая этими правилами и приемами, изучающая и улучшающая их. Мнемоника, понятая таким образом, имеет странный статус – нечто среднее между наукой и искусством и в то же время не являющееся ни тем, ни другим. С наукой ее сближает то, что она исследует эти правила и приемы, но все же нельзя сказать, что они составляют ее предмет, ибо они могут быть сведены к другим наукам, а именно к психологии памяти и прочим дисциплинам, затрагивающим память. С искусством же то, что процесс употребления правил и приемов обычно бывает творческим и затрагивает эстетику внутренних образов, но это не составляет суть употребления, а скорее является чем-то побочным, дополнительным. Как бы там ни было, исследование и употребление правил и приемов составляют ядро мнемоники и взаимно перетекают друг в друга. Тот, кто изучает память, невольно начинает применять ее закономерности на практике. Тот же, кто использует, память начинает понимать ее закономерности.
2. Исторически мнемоника, по-видимому, понималась в более узком смысле. В Античности приемы и правила сводились к местам и образам, что сейчас называется метод Цицерона. Воображаемые образы размещались в воображаемых местах. Места давали возможность найти соответствующий образ и его порядок в общей цепи мест. Образ же был указателем, намеком, ссылкой на то, что следовало запомнить. Места были хорошо закреплены в памяти. Образы же создавались непосредственно в момент запоминания. Для того чтобы запомнить некие сведения их следовало разбить на порции и каждую преобразовать в образ, который бы позволял восстановить соответствующую порцию. Далее разместить их на заранее подготовленные места в необходимом порядке. Существовали специальные правила для подготовки мест и для преобразования в образы порций сведений. Но основную мнемоническую работу выполняло размещение образов по местам. Это самое размещение создавало некую образную связь, которая хорошо удерживалась в памяти и, которую теперь называют искусственной ассоциацией. В итоге вся мнемоника сводилась в 3 умениям: подготовка мест, преобразование в образы и размещение образов на местах. Первое умение основывалось на естественной памяти, склонной к запоминанию часто видимых мест. Второе на естественной памяти к словесным и смысловым конструкциям. Третье же было чем-то метафизическим, самой сутью мнемоники, искусной памятью. Отсюда, видимо, идет мнение о том, что ядром мнемоники являются искусственные ассоциации. А также и извечный конфликт между естественной и искусной памятью. Естественная память использует естественные ассоциации, а искусная – искусственные.
3. Возможно еще более узкое понимание мнемоники, как способа запоминание точной, знаковой информации, чисел, слов и т.п. Такую мнемонику более правильно, на мой взгляд, называть мнемотехникой. Хотя во всех словарях мнемоника и мнемотехника считаются синонимами, исторически термин мнемотехника использовался для числовой мнемоники.
4. Оппозиция между мнемоникой и мнемотехникой существовала еще в Античности. Так рассматривали память для вещей и память для слов. Память для вещей была нечеткой в некотором роде, она хранила только намеки, память же для слов была точной, знаковой и фиксировала каждое слово или число.
5. Можно также рассматривать мнемонику в более широком смысле как это делает Даль: «искусство улучшать, укреплять память, звучать и помнить много». Здесь как видно не упоминается ни об искусственных ассоциациях, ни о правилах и приемах. Если понимать мнемонику именно так, то даже простое воображение становиться мнемоническим приемом, ибо оно в перспективе укрепляет память. На мой взгляд, данное понимание, дополненное теоретической частью, наиболее полно выражает смысл мнемоники. Ведь мнемоника должна охватывать механизмы памяти в целом, а не какую-то отдельную их часть.
6. То, что мы называем системная мнемоника как раз соответствует наиболее широкому пониманию мнемоники, включающему все остальные. Вместе теоретическую часть системной мнемоники и искусство укреплять память, правильно было бы называть мнемологией. Схематично все сказанное представлено на рисунке 1.



Рисунок 1. Отношения между мнемониками

7. Самое интересное, что в настоящее время мнемоника как область знаний находиться в стадии деградации, то есть сужения своих сфер. Мнемоника сейчас сводиться к мнемотехнике, а как известно мнемотехника – это цирковой номер. Конечно, мнемоника никогда не была наукой и вряд ли будет, но в Античности она, по крайней мере, использовалась с некой пользой, была в услужении риторики. Сейчас ее пытаются эксплуатировать для запоминания телефонных номеров, в то время как вся наука и техника пытается уйти от номеров вообще, заменяя их названиями, как это сделано в Интернете. Еще ее превращают в спорт: кто быстрее и больше запомнит знаков после запятой у числа пи.

2 комментария:

A7 комментирует...

Оппозиция между мнемоникой и мнемотехникой существовала еще в Античности. Так рассматривали память для вещей и память для слов. Память для вещей была нечетной в некотором роде, она хранила только намеки, память же для слов была точной, знаковой и фиксировала каждое слово или число.

Не совсем ясно, что значит память была нечетной?

Aroan комментирует...

Это опечатка, не "нечетной", а "нечеткой".