суббота, 13 августа 2011 г.

Проблемы классической мнемоники

В последнее время мне пишет все больше людей, чтобы разобраться, что такое корейская мнемоника и основной вопрос заключается в том, как работает Внутренний Храм. И всякий раз люди считают, что Храм это всего лишь набор локусов (может быть и замысловатый) для размещения информации по методу Цицерона или что-то в этом роде. Скажу сразу — это не так. Храм это нечто принципиально другое. Если вы строите некий воображаемый город и размещаете там образы — это всего, лишь модификация метода Цицерона, но никак не Храм. Однако объяснить это не так-то просто. Для начала надо обозначить проблемы, которые решает Храм, чтобы обосновать его полезность.

1. Дальнейшее изложение предполагает, что вы знакомы с методом Цицерона и современным состоянием дел в области мнемоники (всякие буквенно-цифровые коды, системы Джордано, цепочки и пр.). Для начала вспомним, как устроен метод Цицерона: 1) готовиться набор мест (в классическом варианте области воображаемых комнат), 2) целевая информация преобразуется в набор образов (в классическом варианте люди с предметами, делающие нечто эффектное), 3) образы размещаются на местах, тем самым фиксируя ассоциации. Все. Эти три компонента прослеживаются во всех дальнейших модификациях мнемоники, изменяются способы подготовки и виды мест, способы получения из целевой информации образов, способы размещения образом на местах, меняется также название мест/образов (например, субъект/адъект по Джордано Бруно, опорный образ/образный код по Козаренко), но идея остается все та же. При этом предполагается, что при вспоминании достаточно вспомнить место и образ должен появиться там автоматически. Если нет, то запоминание не верно или информация забыта и требует повторения.
2. Те, кто достаточно долгое время использовал подобную технику запоминания (или ее вариацию), знают, в чем состоят проблемы данной техники. Разберем их по порядку, для наглядности в привязке к выше выделенным компонентам техники (см. рисунок 1). Первые 3 проблемы имеют отношения к запоминанию, вторые 3 — к вспоминанию. Обратите внимание, что проблемы вспоминания вообще не проработаны классической мнемоникой.



Рисунок 1. Проблемы


3. Проблема индексирования. Сама суть данной техники предполагает, что для запоминания новой информации в образах, некоторая информация должна уже быть запомнена, в простейшем случае количество мест должно быть равно количеству запоминаемых образов, ибо один образ индексируется одним местом. Когда речь идет о сотнях образов — нет проблем. Когда количество поступающей информации увеличивается до 1000 или 10000 единиц начинают возникать серьезные проблемы с индексирование. Ведь чтобы запомнить 10000 единиц информации надо сначала создать 10000 мест для ее размещения, что само по себе является не легкой задачей. Часто так увлекаются созданием мест, что забывает, что для мозга фактически все разно, что запоминать места или образы, ведь и то, и другое является информацией.
Классические решения:
1) Знакомые места — взять в качества дома с местами свою квартиру или знакомое знание, или знакомые предметы если используется крючковая методика. Проблема знакомых мест заключается в том, что обычно их надо дополнительно обрабатывать, к тому же они могут измениться со временем (перестановка мебели в квартире).
2) Комбинирование мест — используется сочетание одних мест с другими, чтобы увеличить их количество, например, имея набор 100 крючков можно увеличить их количество делая вторую сотню замороженной, третью — горящей и т. д. Или просто комбинировать образы попарно делая из 100 крючков 10000 крючков (нечто подобное предлагал Бьюзен в своей книжке про суперпамять). Это создает очень сильную интерференцию. Представьте, что у вас 100 крючков с разными видами газонокосилки (горящая, замороженная, сломанная, расплющенная и пр.).
4. Проблема кодирования. Информация, которую надлежит запомнить, редко является образом или их набором, чтобы воспользоваться обозначенной мнемотехникой, необходимо перекодировать информацию в образы, будь это числа, даты, чувства, цвета, карты, опорные места текста или что-то иное. Проблема обостряется если информация не является перечнем, а сложно структурирована в виде дерева (один-ко-многим), сети (много-ко-многим, язык), имеет не дискретное представление (географическая карта, схема), имеет модальность отличную от вербальной или вербализованной (картина, фотография, мелодия, запах, обстановка комнаты, эмоции).
Классические решения:
1) Буквенно-цифровой код (БЦК) — числа и другие числовые данные преобразуются по буквам слов обозначающих образы. В принципе БЦК довольно удобная техника, однако, зависит от языка, поэтому не позволяет подбирать регулярные образы (в одной куче оказывают и коровы, и молотки, и небоскребы, и газонокосилки). Также есть и другие нюансы, на одно число может быть несколько образов или вообще ни одного, особенно когда кодов нужно больше 100. Не встречал еще не одного мнемоника, который использовал образные коды до 1000, обычно всем хватает 100.
2) Символизация — абстрактные понятия или вербальные конструкцию представляются в виде характерного образа (боль — игла, коммунизм — красное знамя и пр.). У всех характерные образы разные, даже у одного человека он может измениться со временем. Это приводит к необходимости создания некого образного тезауруса для каждой предметной области, что само по себе требует усилий соизмеримых с зубрежкой целевой информации. Все зажигаются идеей создавать тезаурусы, но она почему-то не достигает цели. Приходится выбирать либо кодируем быстро, но потом забываем и путаемся, либо строим сначала тезаурус. В любом случае данный процесс не автоматизируется, не может получить регулярную структуру.
3) Дискретизация — вся недискретная информация должна быть вербализована и далее запомнена с помощью БЦК и символизации (например, карта в набор координат). Обычно, дескретизируя информацию мы делаем ее бесполезной, поэтому редко кто эти пользуется. Зачем нужна карта в виде перечня координат? Здесь мнемоника упускает целый пласт полезной информации.
4) Ключевые точки — при запоминании текста или другой сложноструктурированной сетевой информации хранятся только ключевые точки, данный метод в основном применяется для запоминания текстов. Зачастую это эффективно, но это скорее способ редуцировать сеть до списка, а не ответ на вопрос как запомнить сеть. Ведь иногда нужно запомнить именно сеть. Например, уча язык, мы уже не можем редуцировать слова, ведь они принимают множество значений и сложно переплетены друг с другом.
5. Проблема забывания. Есть много различных теорий забывания информации (см. Забывание), но какую бы мы не использовали, все равно информация будут забываться, если ее не актуализировать. Таков закон эволюции: ненужное со временем отпадает. И в этом надо усматривать достоинство памяти, а не ее недостаток. Однако, как актуализовать нужную информацию и отличить ее от ненужной.
Классические решения:
1) Повторение — все ассоциации между местами и образами надо повторять с увеличивающимися интервалами (через час, день, неделю, месяц и т.д.) времени пока она не запомнится окончательно. Как показывает практика — это надо делать бесконечно долго, потому что есть нечто, в данной методике, что препятствует окончательному запоминанию. Повторение — это нудный процесс, который убивает всякую мнемонику на корню, для мозга естественно лениться, проделывая одно и то же без всякой цели, просто для поддержания в актуальном состоянии. И чем больше информации надо держать в памяти, тем больше времени надо тратить на актуализацию. Я где-то проделывал подсчет времени необходимого на повторение по системе Джордано. Получилось, что через десять лет ежедневного запоминания, информации становиться столько, что все время жизни должно уходить на повторение. Кроме того, держа некто в актуальном состоянии, мы отнимаем ресурс мозга, который он мог бы тратить на другие вещи. Все это создает очень серьезные проблемы масштабирования данной техники, как по объему, так и по срокам хранения информации. Поэтому мнемоника остается игрушкой фокусников и студентов, сдающих экзамены. Мнемоника в таком виде не составляет никакой конкуренции естественному языку и не составляет познавательной ценности.
2) Уникальность мест — для долговременного хранения использовать уникальные места один раз и не использовать их в дальнейшем для других целей. С точки зрения теории сигналозависимого забывания это правильно, ведь если ключ-сигнал (в нашем случае место) ведет только к одному образу и использоваться только для этой цели, ассоциация не будет распадаться и остается только обеспечить сохранность ключа-сигнала. Это решение работает, однако, ведет к уже обозначенной проблеме индексирования.
6. Проблема организации. Когда информации становится много ее сложно обрабатывать. Представьте себе длинный список из 1000000 мест, на которых храниться все, что вы запоминали последний год. Даже если все ассоциации сохранны, и вы помните все места, данный список невозможно использовать для практических целей. Для решения данной проблемы существует множество методов, но я не видел, чтобы хоть один их них использовалось в мнемонике. Такое ощущение, что для мнемоников главное запомнить, а что касается вспоминания это вообще не их дело. Вообще сама идея одно место — один образ уже задает линейную структуру, которая, кстати, прекрасно подходила для целей античной риторики. Но в наше время хочется нечто большее, вроде семантического хранилища или реляционной базы данных. Даже в системе Джордано, где допустимы связи один-ко-многим, все еще не решена эта проблема. Ведь там фиксируется соотношение 1-к-5, на одном образе размещается пять других. Но это уже прогресс — в пять раз ускоряется доступ. Решение очевидно: обеспечить возможность связей много-ко-многим, но никто не знает, как это сделать с точки зрения мнемоники. Это просто уже работает в естественно языке, с которым мнемоника не может конкурировать. Но язык-то не решает проблем мнемоники — он имеет хаотичную, нерегулярную структуру, которая не дает возможность хранить четко структурированную информацию. Приходиться сочетать одно с другим, и надо сказать не очень удачно.
7. Проблема эргономики. Зачем мы вообще запоминаем что-то? Что бы в нужный момент использовать по назначению. И вот тут-то кроется проблема. При вспоминании, информация должна быть пригодна для своего использования. Допустим, мы запомнили карту мира, закодировав координаты городов. Запомнили хорошо? Конечно. Но можно ли воспользоваться такой картой? Конечно, нет. Ведь вы же не будете вычислять расстояние между городами по теореме Пифагора в сферических координатах. Тот факт, что классическая мнемоника использует связи один-к-одному, делает ее практически всегда неэргономичной. За исключением, разве что пересказа текста или вспоминания пин-кодов и номеров телефонов. Даже запомнив перечень анекдотов из 300 штук, перед пересказом надо будет его мысленно перебирать, чтобы найти подходящий, в то время как он должен слетать с кончика языка моментально при необходимости.
8. Проблема восстановления. Это вообще не считается проблемой, если вы не помните образ на нужном месте, значит, вы его плохо запомнили. Вот и все! Как будто бы вся память состоит в размещении образов на места. Я знаю множество способов решить данную проблему, но для начала надо признать, что это вообще проблема. Все решения сводятся к тому, что постепенно восстановить утраченную ассоциацию, не вспомнить ее моментально, а найти его медленно подбирая нужный ключ.
9. Я думаю, проблемы обозначены вполне ясно и те, кто занимается мнемоникой их понимают. В следующей статье я объясню, как Храм решает все эти проблемы, и из этого станет ясно, почему Храм не есть набор мест для размещения образов.

2 комментария:

Анонимный комментирует...

Короче говоря, с помощью классической мнемоники проще всего запоминать то, что мы и так уже знаем. Не зря ведь ее изобрели для своих целей древнеримские ораторы.

Анонимный комментирует...

Короче говоря, с помощью классической мнемоники проще всего запоминать то, что мы и так уже знаем. Не зря ведь ее изобрели для своих целей древнеримские ораторы.